Плохой хороший персонаж 

Внешние данные Анатолия Лобоцкого, казалось бы, изначально сулили ему амплуа романтического героя из далеких эпох. Между тем "костюмных" или исторических ролей в репертуаре актера практически нет. Да и персонажи его скорее подходят под определение "плохой хороший человек". Их внешность чаще всего оказывается обманчивой, а внутренняя сущность раскрывается не сразу.

Так, в недавней премьере Театра имени Вл.Маяковского "Опасный поворот" по пьесе Дж.Б.Пристли Роберт Кэплан Лобоцкого поначалу выглядит респектабельным и благополучным, невозмутимым и равнодушным. И лишь когда обстоятельства заставляют Роберта отрешиться от иллюзий и взглянуть правде в лицо, его холодная сдержанность слетает, словно маска, за которой прячется ранимый и одинокий человек, сам отгородившийся как от реальной жизни, так и от близких ему людей. Композитор Джером из другой английской пьесы - "Синтезатор любви" А.Эйкборна - тоже существует в своем замкнутом мире. Предпочитая живому человеку робота, он словно не замечает тех, кто его искренне любит, но при этом с бездушным цинизмом использует чужие чувства и переживания, являющиеся для него лишь "техническим материалом". Однако и этот герой Лобоцкого неоднозначен: одержимый музыкант, фанатично жаждущий создать идеальную мелодию любви, и одновременно жестокий, погруженный в компьютерные эксперименты человек, не способный эту мелодию услышать.

Еще более цинично использовали женскую любовь и жертвенность персонажи из русской классики, сыгранные Анатолием Лобоцким в спектаклях Театра имени Маяковского. Одной из первых значительных работ актера на сцене была роль Сергея в инсценировке очерка Н.Лескова "Леди Макбет Мценского уезда". За веселой бесшабашностью разухабистого, самоуверенного парня вдруг проступали беспардонность наглого циника и убогая трусость предателя. Но если приказчик Сергей изначально нес в себе нечто грубое и дикое, то Вадим Дульчин из спектакля "Жертва века", поставленного по пьесе А.Островского в первой половине 90-х, внешне выглядел более чем благопристойно, что лишь подчеркивало его двуличие. Герой Лобоцкого оказывался не только страстным игроком, но и ироничным лицедеем, способным изображать благородство и раскаяние, а также - беспардонным рвачом, умеющим наживаться на чужих чувствах. При этом он отчасти тоже был "жертвой века" - наступившего века наживы и холодного расчета.

В целом же классических ролей в театральном репертуаре Анатолия Лобоцкого пока немного. Да и вспоминая его работы в кино, наверняка многие назовут прежде всего героя фильма "Зависть богов". Правда, уже первые спектакли по произведениям современных авторов, в которых участвовал и выпускник курса А. Гончарова, пришедший в Театр имени Маяковского в 1985 году, были по-своему знаковыми для молодого поколения. Среди них такие постановки, как "Завтра была война" Б.Васильева, "Дневник обыкновенной девушки" (по дневнику Н. Костериной), "Ящерица" А.Володина, в которых начинающие актеры работали наравне с мастерами. При этом были, конечно, и традиционные массовки и эпизоды, но в таких знаменитых спектаклях, как "Беседы с Сократом" и "Театр времен Нерона и Сенеки" Э.Радзинского или "Трамвай "Желание" Т.Уильямса. Позднее Лобоцкий сыграл уже одну из главных ролей в спектакле, поставленном по гораздо менее известной пьесе Уильямса "Не о соловьях". Однако перед зрителями вновь возникал персонаж, чья мучительная двойственность раскрывалась не сразу: вынужденная ложь и презрение окружающих лишь усиливали стремлением Джима - Лобоцкого одержать победу не столько над обстоятельствами, сколько над самим собой.

Известных же героев зарубежной классики Анатолий Лобоцкий уже много лет играет в интерпретации современных авторов. Так, давно ставший нарицательным персонаж в пьесе М.Павловой "Забавы Дон Жуана" неожиданно предстает человеком одиноким и слабым, изначально искренним и чистым, но обреченным вечно нести крест своей судьбы. А в трагикомедии Г.Горина "Чума на оба ваши дома" - оригинальном продолжении шекспировской пьесы "Ромео и Джульетта" - в герое Лобоцкого из-под маски бродяги и забулдыги поначалу проглядывает ловкий авантюрист и хитрый охотник за "материальной помощью", выделенной на примирение по-прежнему враждующих родов. И лишь превращение любви "фиктивной" в настоящую преображает Антонио, делая его похожим на нового Ромео. Но романтического ореола шекспировского героя горинский персонаж так и не обретает, что вполне соответствует сегодняшнему амплуа Анатолия Лобоцкого.  

 

 

 

(c) Анатолий Лобоцкий, 2013

email: admin@lobotsky.ru

За фотографии, предоставленные для оформления сайта, создатели благодарят фотографа Марусю Гримм

При использовании материалов, размещенных на сайте, ссылка на сайт Анатолия Лобоцкого или указанный сайт-источник обязательна!