Актер Анатолий Лобоцкий: "В каждом из нас есть и герой, и негодяй"

В "Открытом театре Юлия Малакянца" состоялась премьера спектакля "Вольный стрелок Кречинский". Постановка Татьяны Ахрамковой по пьесе Сухово-Кобылина. Главные роли достались Анатолию Лобоцкому и Роману Мадянову. С актерами встретился специальный корреспондент "Известий" Артур Соломонов

известия: В одной из сценических версий Кречинский кончал жизнь самоубийством, и автору пьесы Сухово-Кобылину такая интерпретация его сюжета понравилась. Учитывали ли вы, что ваш герой не просто игрок, но в какой-то мере трагическая фигура?

Анатолий Лобоцкий: Да. Ведь Сухово-Кобылин писал драму, а все ставят ее как комедию. Наш спектакль по жанру будет трагикомедией.

известия: Вы видели людей, подобных Кречинскому?

Лобоцкий: Видел. Но я всегда пытаюсь найти те качества, которые нужны для моего нового героя, в самом себе. Если покопаться, в каждом из нас есть и романтический герой, и негодяй, на котором пробу негде ставить.

известия: Судя по вашим интервью, вы сознательно сторонитесь пафоса. Вам говорят "театр - храм", а вы отвечаете - "работа", вам - "служение", а вы - "качество". Утомила театральная риторика?

Лобоцкий: Это действительно риторика, а по теперешним временам риторика никчемная. Но если какие-то люди относятся к театру как к храму, дай Бог им здоровья. Я отношусь к нему как к работе - тяжелой, потной, опасной.

известия: В чем опасной?

Лобоцкий: Мы тратим не только физические, но и психические силы, которые восстанавливаются с большим трудом.

известия: Вы начинали учиться театральному искусству в Тамбовском институте культуры...

Лобоцкий: Как ни странно, это было серьезное обучение. У меня первая специальность - режиссер народного театра, но преподавали у нас ученики Завадского, Эфроса, Царева. В Тамбове были подвижники, которые давали если не школу, то очень неплохой подготовительный класс. И без этого я бы даже не подумал поступать в ГИТИС.

известия: Вашим учителем был Андрей Гончаров. Можете сформулировать то главное, что он вам дал?

Лобоцкий: Он дал мне профессию.

известия: Мне довелось бывать на репетициях Гончарова - это процесс не для слабонервных.

Лобоцкий: Режиссура предполагает диктат. У Гончарова он был очень жестким. Просто нужно было уметь фильтровать его крики, его децибелы. А есть диктат мягкий, как у Марка Анатольевича Захарова, который был педагогом на нашем курсе. В девяноста процентах случаев он мягок. Но мягок так, что шаг влево или шаг вправо не сделаешь. Думаю, я режиссером не стал, потому что я не диктатор. Мне интереснее поспорить и в споре родить истину.

известия: Неизбежен вопрос о Жераре Депардье, с которым вы работали в фильме "Зависть богов". Он действительно показал высокий класс актерской игры? Если бы вы не знали, что это Депардье, что за его плечами - слава и множество актерских удач, он произвел бы на вас впечатление как артист?

Лобоцкий: Он показал мне класс актерской игры в других фильмах. Почти во всех. А здесь он и задачи такой перед собой не ставил. Он прилетел на два дня сняться в непонятном русском фильме, не зная ни одного слова по-русски. Всех расположил к себе тем, что был демократичен, общителен, приятен, незвезден.

известия: Говорят, вы дружны с великой английской актрисой Ванессой Рэдгрейв...

Лобоцкий: Ну, дружен - это сильно сказано. Сейчас я с Ванессой даже уже не переписываюсь. Если раньше мы друг другу открытки рождественские слали, то сейчас и это заглохло. Но если занесет меня в Лондон, обязательно ее найду.

известия: Облик героя-любовника не мешал вам играть те роли, которые бы хотелось?

Лобоцкий: Я играю Карлика в Театре Маяковского в спектакле "Карлик", надеваю жуткий парик, делаю страшную рожу и становлюсь на карачки. Что там остается от героя-любовника?

известия: В одном из интервью вы сказали, что к антрепризе относитесь с недоверием. Но сейчас вы выступаете в антрепризе. Я понимаю, что изначально "Вольный стрелок" создавался в Театре Маяковского, но все же выходит он "под шапкой" антрепризы.

Лобоцкий: Некоторая настороженность у меня так до сих пор и осталась, потому что антреприза себя дискредитировала. И я ни в одной антрепризе не занят. А это назвать антрепризой сложно, поскольку продюсер Юлий Малакянц берет спектакль себе в убыток. С его стороны рискованный и благородный шаг - взять в антрепризный театр классику, будут ли смотреть которую, неизвестно.

известия: А вы как думаете?

Лобоцкий: Я думаю, что будут.

известия: На чем же основана ваша уверенность?

Лобоцкий: Думаю, пойдут на автора. Ведь остался еще какой-то культурный слой, который не смотрит "Аншлаг".

известия: Что было самым трудным в работе над ролью Кречинского?

Лобоцкий: Самым трудным было выпустить спектакль.

известия: Кречинский в вашем спектакле временами начинает говорить по-польски. Вам пришлось брать учителя польского языка?

Лобоцкий: Для тех нескольких фраз, которые я произношу по-польски, не надо нанимать репетитора. Мне помогал человек, который знает польский язык. Тем более что у меня оба дедушки - и по маминой, и по отцовской линии - чистокровные поляки.  

 

 

(c) Анатолий Лобоцкий, 2013

email: admin@lobotsky.ru

За фотографии, предоставленные для оформления сайта, создатели благодарят фотографа Марусю Гримм

При использовании материалов, размещенных на сайте, ссылка на сайт Анатолия Лобоцкого или указанный сайт-источник обязательна!