Анатолий Лобоцкий: "Каждый герой-любовник мечтает сыграть Бабу-ягу"

В списке любимых зрительницами актеров, которых мы любим видеть в ролях настоящих мужчин, Анатолий Лобоцкий занимает одно из первых мест. На счету Анатолия такие фильмы, как "Наследницы", "На углу, у Патриарших", "Личная жизнь доктора Селивановой", "Люба, Любовь". Но началось триумфальное шествие героев Лобоцкого по фильмам и сериалам с фильма "Зависть богов", в котором он сыграл французского журналиста Андрэ. Недаром после премьеры режиссер картины, Владимир Меньшов, сказал: "Мне кажется, мы открыли звезду, которая сейчас востребована в кинематографе".

Анатолий, впервые увидев вас на экране – в фильме Владимира Меньшова "Зависть богов", многие были абсолютно уверены: вы – французский актер!

Это потому, что вы меня не знали, да и никто меня не знал, кроме поклонников Театра имени Маяковского. Благодаря маме с папой или дедушкам и бабушкам, у меня достаточно европеизированная внешность. Впрочем, надо признать, что мои родители происходят не из средней России, а дедушки и вовсе иностранцы. Наверное, вместе с генотипом что-то нерусское мне досталось.

Вы были единственным претендентом на эту роль?

Далеко не единственным, поэтому мне пришлось пройти полновесные пробы – несколько сцен, потом достаточно долгое ожидание и только после этого – наконец-то! – утверждение. Мне повезло с тем, что Владимир Меньшов не только сам себе режиссер, но и сам себе продюсер – то есть какой-то человек эту работу делает, но они с Владимиром Валентиновичем – одна компания. Сейчас же на любом телевизионном проекте в плане утверждения актеров все зависит от продюсера, а от режиссера – почти ничего. На съемках "Зависти богов" все решения Меньшов принимал сам, поэтому никто со стороны не мог на него давить и ничьих советов он не спрашивал. Впрочем, на Владимира Валентиновича я вообще никому не советую давить – это чревато осложнениями. Он замечательный и интересный человек с хорошим чувством юмора и жизненными принципами, которым он не изменяет, что по нынешним временам – большая редкость.

Можно сказать, что после выхода на экраны фильма "Зависть богов" вы проснулись знаменитым?

Увы, время, если помните, этому не способствовало: если кинопроизводство к тому времени стало немного реанимироваться и оживать, то прокат находился в жуткой коме. В 2000 году отношение к отечественному кинематографу у народа было еще очень вялым, только любители российского кино могли, потратив деньги, купить кассету и посмотреть новый фильм Меньшова, вспоминая: "Это же тот режиссер, который снял "Любовь и голуби" и "Москва слезам не верит". В основном же все смотрели американские боевики. Картина "прозвучала" только после того, как ее показали по телевидению, а экранная ее жизнь была очень короткой и невнятной.

С тех пор режиссеры чаще всего видят вас в ролях героев-любовников или, если хотите, настоящих мужчин. Вы как к этому относитесь?

Абсолютно нормально, тем более что чистых амплуа, как это было в XIX веке, сейчас не существует. Если актер интересен только в ролях одно вида – герой-любовник или благородный отец, это значит, что у него очень узкий творческий диапазон, сейчас у хороших артистов все гораздо шире – они могут сыграть и буффонаду, и трагедию. Конечно, их не так много, но они есть. Ну а с тем, что режиссеры эксплуатируют меня в однотипных ролях, ничего не поделаешь – со временем у любого артиста, не настолько финансового самостоятельного, чтобы выбирать те роли и сценарии, которые ему нравятся, определяется некое клише. Выбраться из него часто помогают возрастные изменения: например, я потихоньку перехожу из ролей героев-любовников на роли…

…благородных отцов?

Или героев, но не любовников.

Отрицательные роли в вашем послужном списке есть?

Конечно, мне приходилось играть и довольно мерзких типов. Когда играешь сплошную "положиловку", то "отрицаловка" кажется привлекательной, каждый герой-любовник мечтает сыграть Бабу-ягу – подурачиться, покривляться, что тоже является частью профессии.

Кстати, женские роли вам никогда играть не доводилось?

Вот чего мне ни в театре, ни в кино не досталось, так это их. Возможно, такая работа была бы для меня интересной, но я как-то о ней не задумывался. В этом смысле большой мастер – Олег Павлович Табаков, у него таких ролей – целый набор, с ним трудно конкурировать.

Почему из всевозможных героических профессий – летчиков, космонавтов и пожарных – вы выбрали не самую мужскую, актерскую?

Можно сказать, что это произошло случайно. За неимением лучшего я поступил на режиссерский факультет филиала Московского института культуры в своем родном городе Тамбове и, получив пусть и приблизительное понятие об актерской профессии, поступил в ГИТИС. Что же до того, что все мальчики мечтают быть космонавтами, пожарными и капитанами дальнего плавания, то это происходит в детстве под влиянием романов Фенимора Купера. Повзрослев, они выбирают свой дальнейший путь более осознанно, не отвлекаясь на романтическую литературу, и чаще всего их профессии связаны с экономикой, юриспруденцией и нефтяным и газовым бизнесом. В мое время престижными считались профессии врачей, учителей и военнослужащих, но я выбрал актерство, хотя никогда об этой работе не мечтал. Правда, в школе активно участвовал в самодеятельности, но только потому, что обладал зычным голосом.

Ваши интеллигентные родители вам не перечили?

Они воспитывали меня в большой степени самостоятельности, поэтому мой выбор был только моим. В 16-17 лет я уже вполне мог принимать самостоятельные решения и за них отвечать, к тому же, будучи оба гуманитариями, они, возможно, меня не поощряли, но и не очень-то и сопротивлялись. В ГИТИС я поступал два раза. В первый по независящим от меня обстоятельствам по конкурсу не прошел – в тот год по какой-то очень высокой протекции взяли другого мальчика. Правда, после первого же курса его выгнали, а я счастлив, что поступил на следующий год, когда курс набирал Андрей Александрович Гончаров.

Для кого актерская профессия сложнее – для мужчины или для женщины?

Я бы не стал делить ее пополам, для меня она – вне пола: у актрис свои сложности, у актеров – свои.

Зрители и, особенно, зрительницы любят вас в ролях настоящих мужчин. На ваш взгляд, какими качествами они должны обладать?

Их несколько, все они описаны в мировой литературе и очень трудно выделить какое-то одно. Скажем, замечательное мужское качество – надежность, но чем оно хуже честности или человеческого достоинства? Вообще же, все зависит от обстоятельств, в которые попадает человек. Иной раз смотришь и думаешь: более настоящего мужчины и не придумаешь, а оказывается, что при малейшем испытании он ломается. Другой же, наоборот, мямля мямлей, но в экстремальной ситуации вдруг поведет себя так, что можно писать заметку в газету.

Что делаете в свободное от работы время?

Стараюсь как можно больше путешествовать, я очень люблю море, лес, реку и тишину – в общем, все, как у всех. Охоту я не люблю, мне жаль животных. К рыбе у меня такого трепетного отношения нет, поэтому я с удовольствием провожу время на рыбалке.

Людмила Грабенко

Оригинал интервью читайте здесь

 

 

 

(c) Анатолий Лобоцкий, 2013

email: admin@lobotsky.ru

За фотографии, предоставленные для оформления сайта, создатели благодарят фотографа Марусю Гримм

При использовании материалов, размещенных на сайте, ссылка на сайт Анатолия Лобоцкого или указанный сайт-источник обязательна!