Анатолий Лобоцкий: "Мне интересно жить в этом мире"

Анатолий на удивление легко согласился на интервью, вопросы к которому составили не профессиональные журналисты, а те, кому действительно интересен артист Лобоцкий - его поклонники. В качестве новогоднего подарка посетителям сайта lobotsky.ru разговор о творчестве, предпочтениях, жизненных мудростях, женщинах и детях - насколько возможно откровенный Анатолий Лобоцкий

О творчестве

1. Вы помните Ваш первый выход на сцену?

Свой первый выход на сцену я не помню, если имеется в виду профессиональный театр, потому что воспитывался, учился и рос я при театре Маяковского. И, начиная со второго курса, были различные мелкие выходы на сцену, на профессиональную, в массовках, в каких-то пробежках, проносах декораций, шинелей. Первого выхода на сцену профессиональную я, к сожалению, или к стыду своему, увы, не помню.

2. Вы сыграли много ролей в театре и в кино, а кто из сыгранных Вами героев смог повлиять на Вас, заставил что-то поменять в себе, в своих привычках?

Обычно я отделяю себя от персонажа. С одной стороны, делается это для того, чтобы никто из сыгранных мною героев не мог на меня повлиять. Вторая часть этой проблемы состоит в том, что все сыгранные мною персонажи, это – в той или иной степени – я. Поэтому скорее актер должен влиять на тот образ, который он создает, а не наоборот. Если бы было наоборот, если бы наши роли кардинально меняли нашу сущность, то актеров не осталось бы, были бы одни персонажи театра. А актер, в первую очередь, это личность, как таковая.

3. Ваша стопроцентная кино- и театральная роль из уже сыгранных - это ...

Это все сыгранные мною кино-, теле- и театральные роли, я имею в виду спектакли, которых уже нет в репертуаре. Они стопроцентно сыграны на тот момент. Т.е. изменить в кино- и телеработе я уже ничего не могу, как бы этого ни хотелось порой сделать, а спектакли, которые уже не играются, тоже неизменны. С каким-то новым жизненным опытом, с возрастом, может быть, хотелось бы что-то поменять в каких-то ролях, и в каких-то персонажах, но это уже нереально. А те спектакли, которые идут на сцене, которые живы, там так же точно живы и мои герои, которые меняются и изменяются вместе со мной.

А бывает, что ничего не хочется менять?

Нет, такого не бывает. Все равно что-то обязательно хочется поменять. Потому что я меняюсь, и, разумеется, меняется мое отношение к этому образу, мой взгляд на этот персонаж.

4. На мой взгляд, Вы идеально подходите на роль Равика из «Триумфальной арки» Ремарка. Интересно было бы Вам сыграть этого персонажа?

Был период в моей жизни, когда я очень тепло относился к Ремарку, с большим удовольствием читал его романы, и, наверное, тогда я бы с удовольствием сыграл Равика. Но, во-первых, сейчас уже, наверное, немножечко поздновато, и я не считаю, что я идеально подхожу для этой роли, да никто и не предлагает мне этого.

А если бы предложили, согласился бы?

Я бы подумал. Я бы перечитал «Триумфальную арку».

5. Готовы ли Вы ради интересной роли побриться наголо?

Запросто! Ради интересной роли побриться наголо ничего не стоит, потому что такие атрибуты, как волосы и ногти, они имеют свойство расти, т.е. это не навсегда. С другой стороны, я сильно привязан к репертуару театра… Но если это действительно интересная роль, то можно и рискнуть, хотя я знаю, что лысый я ужасен. Когда-то давно я коротко-коротко стригся, вид был совершенно непрезентабельный. К примеру, расхожий случай, когда, Де Ниро поправился на 25 кг для того, чтобы сняться в фильме. А в процессе съемок этого фильма он все эти 25 кг сбрасывал. Вот на это я, может быть, и не согласился бы, потому что это большой удар по организму, который может и не выдержать этого. А побриться – это как помыться почти. Это можно.

6. Есть ли работа, которую Вы готовы выполнять бесплатно?

Я многие работы готов выполнять бесплатно, если мне это интересно, и это не занимает очень много времени. Например, озвучить мультфильм. Я могу это делать бесплатно, и я это делаю бесплатно, потому что люблю.

7. Если бы Вам предложили играть в спектакле, основанном на импровизации, как мне представляется, без текста, плюс есть заданные направления - контрольные точки между началом и концом действия, возможно, даже границы, Вы приняли бы предложение? А бывает ли, что актер играет хорошо, а импровизация ему дается с трудом?

Может быть, я бы и согласился. Но многолетняя привычка к драматургии, к имеющемуся уже тексту, очень сильна. В любом случае, у актера существует коридор для импровизации. Если этот коридор задан драматургом и режиссером - это одно, а если коридор бесконечный, огромный, т.е. заданы начальная позиция и конечная позиция, а там, внутри коридора, ты делаешь, что хочешь, это я не очень люблю делать, хотя в принципе умею. Я считаю, что существует достаточно мировой интересной драматургии. Это может быть интересно как тренинг для актера, а смотреть на это… Я видел массу европейских хеппинингов такого плана, импровизационного, и я бы не сказал, что мне это очень нравится.

8. Кого из коллег (в родном театре) Вы считаете очень хорошими артистами?

Чего бы мне не хотелось делать, так это обсуждать степень одаренности своих коллег в театре, особенно в своем театре. Дело не в том, что кто-то обидится или кого-то забудешь. Это как обсуждать положительные и отрицательные качества близких людей. Публично я этого никогда не делал, и делать не буду.

9. Если бы Вы были зрителем, то пошли бы «на Лобоцкого»?

(задумался) Наверное, пошел бы. Интересно же посмотреть на себя со стороны.

10. Посоветуйте, на какой (или какие) спектакли сходить? (за совет сходить на «Пристань» БОЛЬШОЕ спасибо).

К своему стыду, я в последнее время не очень часто бываю в театре. И вижу не очень много таких спектаклей, на которые я бы посоветовал сходить. Это дело очень индивидуальное. Поскольку я не могу, в силу своей профессиональной принадлежности, быть обыкновенным зрителем, то о том, сходить или не сходить на тот или иной спектакль, мне удобнее разговаривать со своими коллегами, с которыми мы говорим на одном языке, и понимаем, ради чего мы можем кому-то посоветовать посмотреть тот или иной спектакль. А зрителю, нормальному человеку, не отягощенному театральным опытом изнутри, мне советовать трудно. Хотя, есть, конечно, скажем так, обязательные, «академичные» вещи, которые надо посмотреть. Это почти любой додинский спектакль, Шукшина в театре Наций, «Евгения Онегина» в том же Вахтанговском. Это то, что в любом случае не будет плохо, противно, скучно, и будет только на пользу.

11. Один известный русский режиссер однажды сказал, что есть такие актеры, которые стали замечательными артистами и без актерского образования. Более того, по его мнению, учеба в театральном ВУЗе просто убила бы их самобытность... Согласны ли Вы с таким мнением? И еще... Наоборот... Если сейчас (да и всегда так было) так сложно поступить в театральный ВУЗ, откуда берутся объективно бездарные (есть же такие) актеры с образованием(!!!)?

Этот известный режиссер произнес эту фразу довольно давно, много лет назад. Я с ним согласен в том, что есть личности, самородки, которым образование, как таковое, не нужно, им нужен только опыт. Они по сути своей, по восприимчивости, по наивному взгляду на мир, уже готовые актеры. Я таких людей знаю, но их единицы, один на полмиллиона. И, по большому счету, и таким людям, одаренным, поцелованным Богом, никогда не помешает образование. Образование, в конце концов, может свестись к элементарному владению техникой, потому что, как и в любой профессии, в актерской профессии существует техника. Техника речи, техника движения. Люди вот такого плана, такой невероятной природной одаренности, это можно вспомнить акунинскую «Пелагею и Черный монах», там есть персонаж, который на себя принимал любую литературу, которую он читал. Он тут же напитывался каким-то персонажем, и буквально перерождался, превращался в него. Это – патология, аномалия, поэтому этот человек в доме умалишенных содержался. Таких, наверное, один на 10 миллионов, но и такие существуют. Но это уже опасные люди в профессии. Таким нельзя доверить сыграть Отелло. Не всякая партнерша согласится играть с таким актером. А по поводу бездарных… Пожалуй, ни один курс, ни один выпуск за многие-многие десятилетия существования актерских школ, не бывает однородно талантливым. Крайне редкие такие курсы, как, скажем, курс, на котором училась Наташа Гундарева. Там были и Райкин, и Качан, и Филатов - у них был невероятно талантливый курс. И то, я уверен, что было на этом курсе два-три человека, о которых никто не знает, я не говорю, что они бездарные, просто так случилось, что они в мейнстрим не попали. А что касаемо объективно бездарных актеров с образованием... Никакое образование не может дать человеку таланта художника, писателя, какие бы он академии не заканчивал, сорбонны, он не может стать хорошим писателем, если у него к этому нет призвания. Сейчас еще неизбежны и ошибки педагогов при приеме людей в ВУЗы, потому что педагогу кажется, особенно если он не очень опытен, что из этого студента что-нибудь получится, а в итоге из него ничего не получается. Такие ошибки – они как судебные, как врачебные, – они неизбежны, к сожалению. Это портит человеку жизнь, и даже не потому, что зритель не принимает этих актеров, да Бог с ним, а вот человека, который не своим делом занимается, жалко. Ну и теперь еще новая волна - издержки платного образования. Человек решил, что он может стать актером, потому что у него есть деньги. Так же он может стать режиссером, художником, писателем, композитором…

Не было желания набрать свой курс?

Нет. Этим должен заниматься педагог. Это – довольно редкое сочетание, хороший артист и хороший педагог. Они есть, и были всегда, но не часто. Больше хороших артистов, а хороших артистов и педагогов – мало. Хороших режиссеров больше, чем режиссеров и педагогов. Это отдельная, другая профессия. Уметь самому – не значит уметь объяснить другому. Поэтому у меня даже позывов к преподаванию нет. Я знаю, что я это не умею делать, не умею объяснять.

А в процессе репетиций можешь чего-нибудь младшему партнеру объяснить, подсказать?

Объяснить? На уровне простеньком, ремесленном – конечно. Человек может просто не знать таких элементарных приемов.

Может быть, даже и не младшему?

Разумеется, глаз замыливается, мы друг другу что-то предлагаем, подсказываем, не навязывая, а на уровне предложения, или так – бреда. Это вполне нормально, если нормальный коллектив, если никто не обижается, потому что есть такие актеры, к которым с этим лучше не подходить. Я несколько раз нарывался на таких, что человеку сразу кажется, что его начинают учить. Он четыре года учился, а тут еще кто-то его начинает. Нет, это опасно даже может быть, не стоит того.

12. Если бы Вы были театральным режиссером, то на кого из известных Вам режиссеров были бы похожи?

Я не стал театральным режиссером, имея театральное режиссерское образование, именно потому, что я не хочу быть ни на кого похожим. Режиссер, творец спектакля, художник, он должен быть уникальным, единственным. Разумеется, рука мастера, которая коснулась этого человека, чувствуется. Учеников Захарова всегда можно отличить по каким-то его, захаровским, приемам, учеников Фоменко всегда можно узнать по какому-то флёру Петра Наумовича, который остался в них. Но, тем не менее, режиссер должен быть самодостаточной личностью в профессии. Я себя в режиссерской профессии такой личностью не ощущаю, и не хочу быть ни на кого похожим.

13. Планируется ли в будущем дальнейшее Ваше сотрудничество с режиссером Татьяной Ахрамковой?

С Таней Ахрамковой я бы с удовольствием продолжил наше творческое сотрудничество, и время от времени от нее поступают предложения, мы обсуждаем какие-то проекты, но пока это все на уровне разговоров, обсуждений и раздумий. Чего-то конкретного, чтобы я мог сказать автора и сроки, такого проекта у нас нет.

14. Вы говорили, что окончили художественную школу. Не возникает ли сегодня желания взяться за кисть? Быть может, когда вам грустно, депрессия одолевает и хочется как-то самовыразиться, отключиться от действительности, погрузившись в этот особенный мир…Может даже храните дома какие-то свои работы? И с чем Вам больше нравилось работать: с портретами или пейзажами, кистью или карандашом?

Я много-много лет уже не писал, не брался за кисть. Самое большее, что я себе сейчас позволяю – это рисовать всякие рожицы и доступные моему воображению фигурки на обратной стороне своих ролей. Сейчас мне больше нравится смотреть на хорошую живопись, чем производить какую-то плохую. Со времен художественной школы у родителей лежат несколько альбомов с моими этюдами, набросками. Я их сам давно не видел, но они существуют. Когда я учился, мне больше всего нравилась скульптура и, пожалуй, что живопись – натюрморты, пейзажи. Я этим занимался с удовольствием.

15. В одном интервью Вы рассказывали, что некоторое время работали театральным художником (Вы ведь отлично рисуете). Какой первый спектакль Вы оформляли и в каком театре?

Театральным художником – не совсем так. Художником-оформителем. Театральный художник – это тот, кто придумывает декорации к спектаклю, оформляет, это такой творческий процесс. Я был художником-декоратором в Тамбовском театре, я подкрашивал старые износившиеся декорации, писал афиши, это была такая… грязная работа. А оказался я там потому, что, обучаясь в первом своем театральном институте, я брал академический отпуск, и этот отпуск я провел в художественных мастерских Тамбовского театра имени Луначарского.

16. И ещё пожелание или предложение: Можно ли выпустить диск с романсами, песнями из спектаклей в Вашем исполнении? Я знаю, что это процесс очень длинный, но думаю, что все Ваши поклонницы были бы счастливы получить такой подарок (на 8 марта, например).

К марту точно не успеть. (Улыбается) На вопрос: «поете ли вы?» последние лет десять я отвечаю: по принуждению. Потому что я пою на уровне домашнем, бытовом. И, если это нужно, я и в спектакле могу чего-нибудь подтянуть. Серьезно вокалом я никогда не занимался. Раньше я пел в компаниях, под гитару, и с удовольствием это делал. Но в последнее время как-то это все сошло на нет, и ограничивается моим блеянием под душем.

О том, что нравится

1. Во многих фильмах Вы водите автомобиль, и делаете это отлично, и, я бы сказала, очень красиво. Большой ли у Вас водительский стаж и на джипе какой марки Вы сейчас ездите?

Водительский стаж у меня большой достаточно, лет 20, может больше. Езжу я на джипе марки Toyota FJ Cruiser.

2. Какую музыку Вы любите слушать, что играет фоном в машине, какое радио? Вообще, есть ли такая музыка, песни, услышав которые, Вы вдруг возьмете и начнете подпевать?

Разумеется, я подпеваю многим песням. У меня в машине есть все прибамбасы вплоть до саб-вуфера, которым я никогда в жизни не пользовался, и уж не знаю, кому его отдать (он только место в багажнике занимает). В машине я слушаю радио, разное радио, в основном это новости, но в том числе и песни, и какие-то передачи. Если мне предстоит длинная поездка, 300, 500 километров, я только и делаю, что подпеваю от тоски, чтобы как-то немножечко скрасить время в пути.

А если конкретнее?

«Серебряный дождь», например, я слушаю, радио «Джаз», 104,7… Вообще я радио слушаю только в машине, дома у меня его нет. Но, сделаем рекламу «Серебряному дождю», я при его основании там рекламу читал :) Мятыми долларовыми бумажками получал гонорар... Давно это было…

3. Любимая книга, фильм, художник?

У меня нет любимой книги, художника, композитора, фильма и так далее по списку. Я не очень верю людям, которые говорят: мой любимый композитор Бах. Такое впечатление, что он других композиторов не очень-то и знает. Это ж зависит от настроения, от состояния души, от погоды за окном. Как можно так? Есть книги, есть авторы, скажем так, которых я перечитываю регулярно. Это может быть Булгаков, Диккенс, Гоголь. Но это не значит, что они мои любимые, просто в данный момент я ощущаю необходимость перечитать такого-то автора. А круг моего чтения очень широк. Я читаю массу литературы – от фэнтези до философских притч, в том числе читаю и то, что читают тинейджеры в мире. Я с удовольствием в свое время прочитал Толкиена всего, и даже «Гарри Поттера» всего, мне интересно, потому что весь мир читает. Да это и не самая плохая литература, в конце концов. Хотя на фоне, скажем, Шишкина, это, конечно же немножечко не то. Но тот же Толкиен – это очень интересный путь от сказки для детей, внутренней сказки, домашней, до философского «Сильмариллиона». Хотя, это отдельная тема.

А кино смотрел?

Частично. Не все. Фильм… Вот он – для тинейджеров. В литературе я сам решу, что мне из нее для себя принять, чем она может меня заинтересовать, какие выводы я лично делаю из литературы. А визуальное воплощение, кино, это уже выводы режиссера, актеров, которые они пытаются мне навязать. А зачем мне это нужно?

Т.е. любая экранизация – она все равно портит книгу?

Не обязательно, есть экранизации, которые лучше литературы. Навскидку не скажу, но есть.

4. Может, помните, какую сказку любили больше всего в детстве?

Я начал свое активное чтение с «Легенд и мифов Древней Греции», которые очень любил на протяжении многих лет, и как это ни странно, я читал не адаптированные детские варианты, а Куна. Но, наверное, все-таки самая любимая – это «Волшебник Изумрудного города».

О жизненных принципах и Судьбе

1. Анатолий Лобоцкий - это...

а) лед и пламень,

б) в тихом омуте черти водятся,

в) непознанная Вселенная.

Анатолий Лобоцкий – это Вселенная, частично познанная Анатолием Лобоцким.

2. Что бы сказали о себе одним предложением?

Лобоцкому интересно жить в этом мире.

3. Какая собственная черта характера в Вас Вам больше всего нравится?

Любопытство.

4. Есть ли у Вас какой-то жизненный принцип, в соответствии с которым живете и выстраиваете свое поведение?

(задумался) нет, отложим пока.

5. Вас попросили поделиться жизненной мудростью. Какой первый (или единственный) совет или наставление Вы бы дали?

Упаси Бог кому-нибудь давать советы и наставления в сфере жизненных мудростей, упаси Бог! Я могу дать совет по каким-то конкретным, бытовым, проблемам. Ко мне за советами, кстати, люди довольно часто обращаются, но именно по таким, мелким, не жизненно важным. Как сделать то-то, или это. Почему-то люди считают меня умудренным опытом (хотя, на самом деле, это не совсем так). Но если мои советы кому-то помогают, это хорошо. А задвигать глобальные, умопомрачительные какие-то, зубодробительные советы… Я этого не практикую, и даже думать боюсь, чтобы я кому-нибудь дал жизненный совет, научил кого-то жить.

6. Чье мнение для Вас важно?

Я все переведу на профессиональные рельсы. Есть люди, мнение которых о моей работе мне важно. Это люди, которым я доверяю в профессиональном плане. Т.е. я считаю их специалистами в этой профессии. Мнение таких людей для меня действительно ценно. А вовне профессиональной сферы… Наверное, мнение любого специалиста в своей области. Вот если я знаю, что этот человек знает, о чем говорит, и умеет это делать, тогда мне это ценно. А такие советы, как жить, я их просто не воспринимаю, они пролетают мимо, я их не слышу. Если я делаю какое-то дело, я занят этим делом, а не размышлениями о том, кто бы что подумал о том, что я делаю. Если я задумаю ткать нетленку какую-нибудь, вот тогда я буду думать: а что скажут люди о моей книге? Лет через двадцать? А поскольку я такими делами не занимаюсь, я и не заморачиваюсь на эту тему.

7. За что Вы можете собой гордиться?

(задумался) Гордиться – это слишком сильное слово… Бывает, изредка. Думаешь, молодец, хорошо сделал. Назвать конкретно что-то, чем я горжусь, для меня затруднительно… Я не знаю, можно ли этим гордиться, но мне нравится, например, то, что я в своем возрасте не потерял того самого любопытства, о котором я говорил. Мне многое интересно, многое любопытно, я не устаю от поиска интересной информации, интересных людей, интересного общения. Но гордиться этим я бы не стал, мне просто это нравится.

8. Чего боитесь?

Конечно же, есть вещи, которых я боюсь. Как и все нормальные люди. Откровенных фобий, болезненных, у меня, вроде бы, нет. Но, может быть я о них еще и не знаю, может они есть, но где-то глубоко скрыты. А как самый нормальный, обычный человек, боюсь боли, болезней, за близких за своих боюсь, смерти боюсь… как любой человек.

9. Смогли бы сами с собой жить?

Я 50 с лишним лет это проделываю худо или бедно, и я думаю, что как-то дотяну до конца. Пока вот таких шизофренических противоречий, вроде бы, не возникало.

10. Естественность, непосредственность и в какой-то мере наивность - это скорее отрицательные или положительные качества для современного человека?

Все зависит от профессии и возраста человека. Я думаю, что в актерской профессии это просто необходимые атрибуты и качества человека, и чем дольше они сохраняются, тем лучше для актера. А для обычного человека, нормального, не актера, в нашем теперешнем мире, наверное, они могут и мешать. Опять же, начиная с определенного возраста. Быть по-детски наивным в 60 лет может себе позволить актер, художник. Я думаю, что руководитель департамента не может себе позволить быть наивным, он будет нищим, и не руководителем департамента.

11. Как Вы думаете, то, что происходит с нами - результат сделанного когда-то выбора или нашей сущности?

Вот здесь вопрос выбора… Надо конкретизировать вопрос. Выбора – нашего или выбора – некоего выбора? Если нашего, тогда возникает вопрос: что такое выбор? Что такое наш выбор? Что мы выбираем? И много ли мы можем выбрать? И в каком возрасте мы это выбираем? А наша жизнь – это цепь наших поступков, не наших мыслей, не того, что мы производим в интеллектуальном плане. Поэтому, если человек выбрал монашество, а днюет и ночует в публичном доме, то жизнь его не монашеская, скажем прямо. А наша сущность… Что есть сущность?.. Наш выбор зависит от нашей сущности.

12. Если бы могли написать письмо себе в прошлое, что бы посоветовали, от чего бы уберегли?

Как и всякому человеку, мне хотелось бы избежать каких-то ошибок, каких-то нелепостей, каких-то глупостей, которые я совершил в прошлой жизни. Но! А если подумать с другой стороны, то откуда возьмется опыт? Опыт мы как раз приобретаем, ошибаясь, делая неверные выборы, совершая неправильные поступки. Поэтому написать-то можно, конечно, но надо ли?

13. "Я бы новую жизнь своровал бы как вор" пел Ю. Визбор. А Вам хотелось бы "своровать новую жизнь" или, оглядываясь назад, прожить совсем по-другому?

Нет, не хотелось бы. Совсем по-другому – нет. А подкорректировать свою жизнь, конечно, хотелось бы. Как всякому человеку. Подретушировать.

14. Уважаемый Анатолий Анатолиевич. Бывали ли у Вас в жизни переломные периоды, кризисы? Когда, образно говоря, человек засыпает, и просыпается совершенно другим, с иными ценностями и убеждениями. Если да, то с чем они были сопряжены - каким-нибудь творческим поиском, отношениями, трудностями, или что-то другое. Не могли бы рассказать хотя бы один из таких эпизодов, знаковых, которые врезались в память и оставили свой след.

Таких случаев, чтобы я заснул одним человеком, а проснулся другим, в моей жизни не было. Это уже какие-то эффекты полного перерождения. Не случалось со мной такого. Может и к счастью, что не случалось. Потому что мне нравится, например, каким я засыпаю. А каким я проснусь, совершенно другим… надо ли мне это – быть другим? Не уверен. А кризисы… опять же, как и у любого человека, случались, и творческие, и личные, и общественные, и любые кризисы случались. Те, которые меняли кардинально мою жизнь – опять же не могу сказать, потому что я все равно возвращался к себе. Такая временная потеря себя – да, она случалась, и это эпизод, о котором я рассказывал уже неоднократно, когда в 1995-м году я просто бросил все к чертовой матери и уехал жить за границу. Причиной тому были вот эти самые кризисы – кризис в стране, кризис в театре, мой внутренний кризис, смерть моего друга, которая очень сильно на меня повлияла. И вот такая была годичная потеря личности… собственной… как я теперь понимаю. Тогда мне это казалось чем-то другим, а сейчас, так, анализируя, я понимаю, что это был самый настоящий провал в некую черную дыру.

Провал? Не попытка восстановить себя?

Это была попытка, которая завершилась полным провалом. Потому что ничего нового в себе я не обнаружил в заграничной жизни, и вернулся к старой. И правильно сделал.

15. Были ли (или есть) такие поступки (или моменты, когда нужно было что-то сделать, но не сделал), за которые теперь стыдно? Какие?

Такие, наверное, у каждого найдутся. Я обещал быть, насколько это возможно, откровенным в этом интервью, но моя откровенность все-таки имеет какие-то внутренние ограничения. Кому захочется рассказывать о стыдных поступках в своей жизни? Наверное, я не настолько мазохист, чтобы об этом рассказывать. Стыдных поступков достаточно в моей жизни, и рассказывать о них стыдно. Опять же, если бы мазохизма немножечко поднабрать, может я и пооткровенничал бы на эту тему, а так…

16. Насколько Вы поддаетесь на авантюры, на нехарактерные для Вас (в моем представлении) "приключения"?

К сожалению, с возрастом все реже. Но (к вопросу о том, чем я могу гордиться в себе), все еще поддаюсь! Иногда бывает, что я поддаюсь на авантюры, которые, казалось бы (хотя точно эту вселенную никто еще не знает), не характерны для моего образа жизни, имиджа, статуса – как хотите назовите это.

17. Есть у А. Тарковского следующие строки: И небо развернулось пред глазами... когда судьба по следу шла за нами, как сумасшедший с бритвою в руке. А Вы когда-нибудь ощущали дыхание или поступь Судьбы? Были ли в Вашей жизни какие-то невероятные вещи, которые иначе, чем "Судьба" не назовешь?

Были, безусловно. Я вообще фаталист, умеренный фаталист, скажем так. И эти знаки Судьбы – они есть в жизни каждого человека, может быть, не каждый их ощущает, не каждый видит, если они не очень явные. Мне кажется, что я неоднократно в своей биографии эти то шлепки, то подталкивания, то поглаживания по голове Судьбы ощущал. Было несколько случаев в моей бурной молодости, когда нечто, просто в буквальном смысле этого слова, спасало меня от смерти. Иначе, как проявлениями вот этого вот Фатума и не назовешь. Случаи эти я тоже рассказывать, наверное, не буду, они не стыдные, но как-то вспоминать их не очень хочется. Дело в том, что это такие явные, не намеки, это поступки со стороны этого Фатума. А намеки, которые нам дает Судьба, рок, ну как угодно можно назвать, ангел-хранитель – их порой трудно почувствовать и увидеть, но надо уметь это делать. Мы – агностики – называем это интуицией.

Можешь про себя сказать, что ты везучий?

А я еще и суеверный. Поэтому промолчу.

18. Чего Вам не хватает для счастья?

Для этого нужно определить, что такое счастье. Я затрудняюсь с точным определением этой категории. Вот убейте меня, я с трудом формулирую для себя счастье, потому что счастье – это мгновение, счастье – это какие-то секунды или доли секунды, это не состояние. Постоянно счастлив только идиот.

19. Какие чувства Вы бы испытали, если бы узнали, что являетесь героем литературного произведения, написанного Вашей поклонницей?

Испытать какие-либо чувства, узнав о таком неожиданном герое литературном, можно только прочитав это произведение. Если произведение произвело бы на меня какое-то хорошее впечатление, я имею в виду не я в произведении, а само произведение, т.е. литература, то, наверное, я бы гордился, что стал героем такой замечательной книги.

20. Сейчас среди известностей стало модно писать автобиографии, размышления. Задумывались ли Вы над тем, чтобы последовать их примеру?

Нет, автобиографию я писать не собираюсь.

О женщинах и детях

1. Поменялось ли как-то у Вас отношение к женщине (в целом) с появлением в Вашей жизни дочки? Ну и по мере ее взросления...

Пожалуй, что отношение к женщине в целом не поменялось. Поскольку дочь у меня родилась, когда я уже был достаточно в зрелом возрасте, и все мои отношения к женщинам уже сложились к тому времени. Может быть, что-то поменяется, когда она станет взрослой, но и то вряд ли. Когда она станет взрослой, я стану старым, скажем так. Что уж там менять, в том возрасте. А отношение к ребенку, безусловно, поменялось, потому что девочка, маленькая девочка, растущая на твоих глазах – это способно поменять… точнее, не поменять, а скажем так – дополнить шкалу ценностей, которая существовала у меня. Это здорово.

2. После просмотра фильма «Сводная сестра», где Ваш герой нашел взаимопонимание со своей падчерицей, возник следующий вопрос. Как Вы думаете, степень близости в родственных отношениях определяется наличием кровных связей или духовных, возникших в процессе общения, а также взаимопонимания и взаимовыручки? И может ли чужой ребенок быть любимым и близким наравне с родным?

Я видел огромное количество неродных людей, которые были очень близки, и достаточное количество людей кровного родства, которые не просто враждовали, а воевали друг с другом. Поэтому, наверное, кровное родство – это не главное во взаимоотношениях между людьми. Если люди понимают друг друга, настроены на одну волну, если люди озабочены общим каким-то делом или интересом, это их сближает. Самые родные люди могут быть самыми далекими друг от друга.

3. Если бы Вы посмотрели на себя глазами женщины, влюбились бы в Анатолия Лобоцкого?

Это вопрос вопросов. Мне сразу вспоминается замечательный монолог Жванецкого: «Если бы я был женщиной»: «Я никогда не смогу посмотреть на себя глазами женщины, увы, это было бы интересно. А что они чувствуют?». А женщин об этом спрашивать бесполезно, потому что врут... и потому что они не А.Лобоцкий (Смеется)

4. Что для Вас сложнее - признаться женщине в любви или сняться в постельной сцене?

Сложнее? Безусловно, сложнее признаться женщине в любви. Я (хотел сказать очень редко, но поменяю, скажу по-другому) нечасто в этой жизни признавался женщине в любви, потому что в постельной сцене, как бы серьезно, вдумчиво и с полным погружением ты ее не играл, все равно это остается игрой, а значит – обманом. А признание в любви женщине обманом быть не может, с моей точки зрения. Если я признаюсь в любви, то это действительно так. На этот момент.

5. И просто интересно... Даже не вопрос... Мэрилин Монро или Одри Хепберн?

Однозначно – Одри!

 

 

 

(c) Анатолий Лобоцкий, 2013

email: admin@lobotsky.ru

За фотографии, предоставленные для оформления сайта, создатели благодарят фотографа Марусю Гримм

При использовании материалов, размещенных на сайте, ссылка на сайт Анатолия Лобоцкого или указанный сайт-источник обязательна!